песня моряка кен кизи

Кен Кизи «Песня моряка»

Добро пожаловать на край света

Кен Кизи рецензия

Я не ошибусь, если скажу, что «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи читало большинство из вас. Или хотя бы смотрело не менее замечательный фильм. «Песня моряка» была написана спустя 30 лет после успеха первой книги и могла бы считаться триумфальным возвращением автора после долгого молчания, но… не стала.

Почему же так вышло?

Идею романа, как и свойственно Кизи, не назовёшь избитой.

Аляска, недалёкое будущее с намёками на экологическую катастрофу (в мире Кизи «зелёные» считаются отщепенцами и террористами, идущими против воли большинства; короче говоря, они вне закона), Богом забытое местечко на побережье — Квинак, где обитают представители самых разных народов — от русских до коренных (именуемых здесь ПАПы), где свиньи бродят по окраинам, пожирая отбросы, мужчины организованно дебоширят и называют себя Бездомные Братья-Дворняги, где портовые люди-крысы строят дома из покрышек и зажигают сушеных рыбок вместо свеч.

И вот в Квинак нагрянула голливудская съемочная группа с актёром-альбиносом и режиссёром с повязкой на глазу, чтобы снять историю Шулы и Морского льва (эту сказку мы можем прочесть в одной из глав «Песни моряка»).

Город преображается, жители в предвкушении денежных цунами, однако главный герой Айк Соллес не разделяет всеобщего веселья. С исполнителем главной роли и, собственно, тем, кто организовал съёмки в Квинаке, он сидел в одной тюрьме и знает кое-что неприглядное об этом альбиносе. Как оказалось, его опасения были не напрасны.

Нечестно. Вся эта показуха, очищенная от пота, крови, голода и отчаяния, от всех перипетий и ударов судьбы, которые, собственно, и превратили этих землепроходцев в великий символ американского оптимизма. А потом эту выхолощенную, упрощенную и очищенную картинку раздули до неимоверных размеров, так что реальность стала казаться жалкой и вызывающе оскорбительной. И сокровища, когда-то столь желанные и недосягаемые — разве не за этим призван следить Бог? — оказались обесцененными, так что даже победа была попрана.

Такая необычная идея могла развиться в нечто феноменальное, но повествование получилось слишком сумбурное. Кизи  резко перепрыгивает с одного сюжета на другой, с неба в воду и обратно на сушу, и не все сюжетные ходы необходимы для развития главной истории. Да, из них мы кое-что узнаем о главном герое Айке, о его прошлом, но стоит ли ради этого отправляться за тридевять земель для спасения не нужного истории персонажа от непонятно откуда взявшегося отрицательного героя? Мне показался притянутым за уши такой способ раскрытия характера.

Ещё в этой истории мне не хватило напряжения между героем и антагонистом. Если злодей движим местью, почему же он не мстит собственно Соллесу, а строит мало понятные планы по уничтожению всего Квинака? Жизни главного героя ничего не угрожает (если не считать концовки, но до неё мы ещё доберёмся), ставки не ясны, и потому повествование не захватывает и не удерживает внимания.

— Вот это жизнь! Понимаешь, о чем я? Чувствовать этот зов открытого моря. Романтика! Необитаемые острова. Подчиняться неведомым течениям и узнавать неизвестное. Неужели ты станешь говорить, что тебе все это безразлично?

Книги, в которых, казалось бы, разрозненные сюжетные линии сплетаются в конце и обретают логическое завершение, будут интересны всегда. Не могу сказать этого о «Песне моряка». Концовка также получилась сумбурной, незавершённой, с использованием смертельного для сюжета приёма «бог из машины» — некой силы, которая развела героя и антагониста в разные стороны и грубо оборвала все связующие историю нити.

Вынуждена согласиться с критиками, нелестно отзывающимися о романе Кизи:

«„Песня моряка“ оставляет неоднозначное чувство», пишет критик The New York Times Book Review Дональд Уэстлейк, «долгожданное возвращение, может быть, слишком долгое для Кизи».

Уэстлейк критикует структуру книги и заключает, что «роман, вначале бессвязный, в конце становится апокалиптическим, что никак ему не помогает».

Роджер Розенблатт из The New Republic также негативно отзывается о романе: «Новый роман бессюжетен, безыдеен и бесцелен в его переполненности параболами, анекдотами и карикатурами…»

А вот любовная линия получилась довольно эффектной. Он — молчаливый брутальный герой-одиночка, моряк, пилот и эко-террорист. Она — Свирепая Алеутка, дочь русского алкоголика (да-да…) и местной аборигенки, в моменты ярости сметающая всё на своём пути, а, кроме того, мать антагониста-альбиноса (!). Между ними проскальзывают не просто искры, а целые снопы молний. И, похоже, это единственная сюжетная линия, удавшаяся Кизи от и до.

Ну что ж, Гринер, — подумал Айк, — по крайней мере в этом мире существует постоянство. Небеса истекут кровью, а океаны закипят, но сила притяжения никуда не денется. Все эти эйнштейновы прибамбасы милы и увлекательны, но если вы хотите гарантий, ставьте на Ньютона.

Морская пучина — ревнивая карга, и стоит на борту появиться истинной любви, считай, что ты получил черную метку с приглашением на тот свет.

Не могу не упомянуть язык повествования: богатый, сочный и всё такой же разбитной и насмешливый, в котором так и слышится голос Кизи эпохи его «кукушкиного гнезда». Ради него и любовной линии, а также из надежды на концовку я дошла до конца. Однако никакой эпический конец не способен был спасти историю. Увы, увы…

Истинные чудеса не должны происходить внезапно, как в сказках Шахерезады. Для того чтобы произошло настоящее чудо, может потребоваться много времени, столько же, сколько на то, чтобы вырастить кристалл, изменить мировоззрение, дождаться, когда пожелтеют и опадут листья. Главное быть внимательным, чтобы ничего не пропустить.

Хотите составить своё мнение о книге? Вы можете скачать её здесь.


Пользователи, которым ПОНРАВИЛСЯ этот пост:

  • avatar

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.