Январские ивы Яна Филар

«Январские ивы» Форв (Денис Яруллин)

Январские ивы

Сегодня в обзоре не роман, а необычный проект под названием «Январские ивы», который  Телеграм-канал «Фантастика» метко определил как скандинавский стимпанк. Проект представляет собой небольшие зарисовки, объединенные общим миром о том, как важно называть вещи своими именами.

Кроме сайта, он имеет группу ВКонтакте и собственный Телеграм-канал @winter_willows.

Это рассказы о Круге Имен — мире победившей лингвистической философии, огромных летающих кораблей и позиционной войны.

Разрозненные, казалось бы, истории вполне можно сложить в полноценный, ни на что не похожий фэнтези-стимпанк роман, приправленный доброй порцией убийств и расследований, но в том, что каждую главу читаешь только раз в неделю, есть определенная интрига, и само ожидание свежей истории превращается в приятную традицию.

Каждый последующий рассказ увлекает всё больше, и с каждой главой усиливается понимание связи между свершившимися событиями, что придаёт всей глобальной истории необыкновенной глубины.

Мир под Завесой, он же Heitakringla, Круг Имен на языках Унии, представляет собой довольно темное и холодное место, не обласканное солнечными лучами. Там беспрестанно идёт война, не нужная никому из обитателей этого мира, обескровившая города и остановившая развитие науки.

Везде лишь были трупы, части трупов, будущие трупы, истекающие кровью и криками, убитая земля, убитые машины, убитый воздух, заставляющий кашлять, отплевываться, тереть грязной рукой лицо. В такие моменты голова Густафссона словно бы отключалась, и он лишь методично стрелял, стрелял, стрелял, заряжал винтовку и продолжал стрелять, надеясь, что его в процессе не подстрелят. Все сводилось к этой одной простой задаче, этой одной точке, одной маленькой личности во всем этом театре военных действий, отчаянно пытающейся прожить еще один свой день, еще один день Эрика Густафссона.

В стенах одного из оставшихся Институтов мы встретим девушку-ученого, которая разрывается между любовью к работе и необходимостью отдать разработки военным.

Над Завесой обитают таинственные светоносные, таящие в себе силу логоса, Имена, Безымянные и Судии, чьи противоречия и интриги приводят к многочисленным смертям в нижнем мире.

А, кроме того, над непроницаемой для света Завесой в волнах Эфира парят величественные ливиафаны с сотней глаз, и лишь один отшельник способен их разговорить.

У историй есть характер: плавный, меланхоличный, почти нуарный. Само название «Январские ивы» несёт в себе скорбь и холод. Но в этом мрачном мире, обречённом на вечную войну с переменным успехом, есть место и сказочным левиафанам, летающим кораблям, любви, мрачной красоте и поэзии от @sanya_pishet.

С одной стороны, уйти всегда проще, и не в легендах все так и поступают, именно поэтому многие считают его за тот, что ближе к правде. Но мне всегда казалось, что такая история должна заканчиваться иначе — ведь остаться вопреки миру, вопреки обстоятельствам, вопреки себе требует гораздо больших сил и гораздо большей любви. Такой любви, какая достойна быть запечатленной в легенде.

Яна Филар

А теперь самое интересное.

Автор «Ив» Форв или Денис Яруллин (который, к слову, работает компьютерным лингвистом), ответил на мои нескромные вопросы.

В чем миссия «Январских ив»? Что означает лингвистическая философия и почему она важна?

Если говорить прямо-таки о некой общечеловеческой, общекультурной миссии (что, на мой взгляд, несколько сильно для такого небольшого проекта, как «Январские ивы»), то я бы определил ее как «вдохновлять». Вдохновлять на познание и на созидание. И эта формулировка напрямую связана с ответом на второй твой вопрос.

С одной стороны, мы берем идеи Михаила Михайловича Бахтина и их развитие в трудах классиков постмодернизма Ролана Барта и Юлии Кристевой — что мир представляет собой текст или, точнее, интертекст, где все между собой тесно переплетено, взаимосвязано. С другой стороны, у нас есть представитель аналитической философии Людвиг Витгенштейн, который посвятил многие свои работы поиску «идеального» языка для изучения и описания философских категорий.

Лингвистическая философия — направление, в котором некоторые идеи Витгентшейна получили свое развитие. В частности, лингвистическая философия постулировала, что философские проблемы и вопросы могут быть решены при помощи реформирования и более глубокого изучения языка, который мы используем. К слову сказать, над всем этим главенствует и тезис Вильгельма фон Гумбольдта о неразделимости языка и мышления: мы не можем мыслить, не используя язык, и все наши понятия и представления о мире вокруг невозможно описать вне языковых средств.

И вот представим, что есть мир, где эти идеи вышли за рамки умственных упражнений и действительно сформировали действительность. Где сам процесс познания напрямую зависит от того, кто контролирует то или иное имя-понятие. Где автор по-настоящему становится творцом, своими текстами оказывая влияние на окружающую реальность. Как в таких условиях будет устроено познание? Как в таких условиях будут создаваться тексты?

В «Ивах» пока еще показаны только тонкие намеки на эти процессы, вроде фраз о всплеске интереса к декадентству после появления нового воплощения Скорби с другими представлениями о, собственно, скорби. Но эти идеи заложены в фундамент и проекта, и мира этого проекта, поэтому в дальнейшем им будет посвящено больше внимания.

Почему ты выбрал такой необычный жанр, «скандинавский стимпанк»?

Интересно, что такое определение жанру «Ив» дал не я, а телеграм-канал «Фантастика». Мне оно показалось вполне себе удачным, поэтому сейчас я и использую его везде для максимально сжатой характеристики того, что может ожидать от «Ив» новый читатель. И скандинавская эстетика, и элементы стимпанка пришли из самых первых образов, связанных с «Ивами», — череды снов о холодном мире вечной войны. Довольно быстро пришло осознание, что это должен быть период, технологически и политически близкий Первой мировой войне. С поправками, конечно, на все фантастические допущения — я даже консультировался касательно возможных изменений в технологическом прогрессе. А пейзажи холодного мира в приглушенных тонах как-то сами собой проассоциировались с длинными статичными планами в скандинавских детективах и вообще северной эстетикой, которую я очень люблю. Еще, конечно, сказалась моя любовь к скандинавской мифологии и увлечение скандинавскими языками. Мир «Январских ив», тем не менее, не замыкается только на стимпанке или только на скандинавской тематике, поэтому я предпочитаю думать, что такое определение жанра поможет быстрее освоиться, создаст нужные ассоциации, но в дальнейшем, надеюсь, читатель по-своему переопределит для себя «Январские ивы», найдя в них то, что важнее всего именно ему.

Как рождаются истории и их порядок: по наитию или придерживаешься плана?

План, безусловно, есть, и в нем присутствует разделение на своеобразные «фазы», первая из которых должна завершиться к началу лета (хотя и планировалось, что на один год — одна фаза). Основные события, развитие персонажей и их отношения между собой прописаны достаточно подробно, вместе с некоторыми сценами — например, кое-какие эпизоды из «Дебюта» и «Январского неба» дожидались своего часа с сентября 2016-го, когда «Ивы» еще только-только оформлялись как идея. Впрочем, в рамках отдельных историй много что рождается в процессе написания, и порой это даже вносит определенные коррективы в глобальный план.

Сколько историй будет в итоге?

Столько, сколько потребуется, чтобы рассказать всё. В отличие от предыдущего моего опыта создания чего-то литературного и большого, «Рома и метафор», где с самого начала были определены 3 части по 6 глав в каждой, «Январские ивы» имеют более гибкую структуру. Так что я сам еще не знаю до конца, будет ли в итоге 100 или, скажем, 200 историй.

Как будет развиваться сайт https://willows.is?

Поскольку я контролирую каждый его технический аспект, то сайт будет развиваться так, как будет нужно для максимально удобного взаимодействия с ним пользователя, будь то постоянный читатель или просто случайный посетитель. Сайт постоянно немного меняется — обновились недавно описания проекта и слоган на главной странице, еще наконец-то выпустил новую страницу с архивом историй, на очереди обновление раздела «Имена», где теперь будут не только основные персонажи, но и сведения о мире и иных его обитателях. Но в сути своей сайт останется верен философии минимализма (ср., например, блоги на Медиуме), текст и ничего лишнего. Возможно, впрочем, что когда-нибудь там появится немного больше визуальной составляющей, вроде портретов героев, но это пока просто мысли на отдаленную перспективу.

Твои герои глубокие и живые, со своей историей и сложным внутренним миром. Есть ли у героев прототипы в реальном мире или они целиком плод фантазии?

Прототипы, разумеется, есть. Не удивлюсь, если некоторые мои знакомые, читающие «Ивы», порой узнают в ком-то себя. Но прототипы на то и прототипы, что финальные образы неизбежно все дальше и дальше отходят от них в процессе развития. Кроме того, немало здесь и собирательных образов, и образов, созданных под влиянием истории, культуры и мифологии. Все-таки «Ивы», как я люблю говорить, — постмодернистское произведение о мире победившего постмодернизма, и в нем наберется немало отсылок к другим произведениям.

Мне очень понравилось, как ты пишешь, поэтому задам закономерный вопрос: какое будущее у «Январских ив»? Сложатся ли рассказы в полноценный роман? Планируешь ли публикацию книги в издательстве или «Ивы» будут существовать лишь в виртуальном мире?

Спасибо. Я предпочитаю не делить шкуру неубитого медведя, так что будущее у «Январских ив» пока одно — стать завершенным произведением. Будет ли оно напоминать роман? Скорее да, чем нет, все-таки единый сюжет тому способствует. А насчет публикаций — не думаю, что при нынешнем размере моей аудитории это вопрос, о котором стоит сейчас всерьез беспокоиться. Но, признаюсь, увидеть «Ивы» изданными мне было бы, вне всякого сомнения, очень приятно.

Среди моих подписчиков много начинающих и «продолжающих» писателей. Многие сталкиваются с такими проблемами, как отсутствие вдохновения, прокрастинация, неоконченные рукописи и т.д. Учился ли ты писательскому мастерству и что можешь посоветовать другим авторам?

Учился ли я целенаправленно писать? Нет. Но в этом деле мне, безусловно, пригодилось лингвистическое образование. Понимать, как функционирует язык и текст, весьма полезно при написании художественных произведений.

Что касается советов — хотя я не уверен, что у меня достаточно авторитета, чтобы их давать, — то первым и хрестоматийным будет «писать». Брать и писать, сейчас для этого просто уйма возможностей. До того, как начать выкладывать «Ром и метафоры», я в стол исписал сотни и сотни страниц, реальных и виртуальных, и до сих пор не считаю, что мой стиль по-настоящему отточен.

Вообще, не стоит относиться к себе и своему творчеству слишком серьезно, самоирония и умение признавать свои ошибки никому еще не вредили. Равно как и умение учиться на ошибках. Как я когда-то отвечал на вопрос, заданный мне подписчиками: не бывает идеальной литературы, как и идеальных авторов, но бывают хорошие авторы и хорошая литература, не стесняющиеся своих недостатков.

Также неплохо было бы выстроить для себя строгий график и приложить все усилия, чтобы этот график всегда был перед глазами. Конечно, если над вами не висит издатель или заказчик, ничто не мешает вам этот график нарушать, но без графика сорваться в прокрастинацию и жалобы на отсутствие вдохновения гораздо проще. Такое было с «Ромом и метафорами», такое было и в процессе окончательного оформления «Январских ив». Но в обоих случаях я ввел для себя четкие дни, к которым мне нужно было выдать текст, и, как ни странно, это сработало (а с «Ивами» работает до сих пор).

Вдохновение, не спорю, бывает очень капризной штукой, но это лечится опять-таки практикой и планированием. Когда вы напишете сто, двести, тысячу текстов, почти всегда сможете взять и написать еще один. В моменты вдохновения полезно оставлять для себя наборы ключевых слов или сверхкраткие описания, о чем именно предстоит писать в будущем, чтобы, если вдохновения тогда не случится, легко развернуть синопсис в полноценный текст.

 

литературный ментор телеграм
Канал Литературный ментор: пройди со мной весь путь от написания до публикации

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.