Михаил Елизаров Земля Большая книга премия Яна Филар

Михаил Елизаров «Земля»

 

михаил елизаров земля роман рецензия

Из «Земли» могла бы получиться гениальная книга, но не сложилось Автор писал ее так долго, что, кажется, сам забыл, о чем хотел нам сказать. Хотя, скорее всего, просто ловил кайф от процесса. И пишет он, конечно, на голову выше многих своих современников. Даже неудачная, на мой взгляд, «Земля» не послужит поводом ставить на Елизарове крест и только подогревает интерес к его персоне: чем он еще способен нас удивить?

Но всё же роман производит впечатление непропеченного пирога, местами уже позеленевшего и кишащего упитанными опарышами. Иногда в процессе работы над рукописью Елизаровым овладевал дух Набокова, но симбиоза не вышло, и на страницы падали кляксы странных невнятных сравнений, иногда по три подряд, когда объект сравнения раскрывался через сравнение сравнения… Боже, что?

После бесподобных динамичных «Мультиков», которые читались за пару дней, «Землю» пришлось вымучивать: долгие тягучие описания и диалоги, состоящие из матов и «обсценного фольклора», словно призваны доставить читателю бесконечные предсмертные муки.

Нет, что вы, я не ханжа и не против мата в литературе, особенно, когда он раскрывает героев. И первый такой диалог был вполне уместен, герои раскрыты — к слову, похоронщики в книге напоминают стайку бесов из Преисподней. Можно даже с натяжкой провести аналогию с известными демонами западной религиозной доктрины.

Но маты и пошлятина всё лились и лились со страниц «Земли»… пока финал по верхушку не затопил огромнейший философский диалог о природе смерти. К слову, он был хорош. Кротышев как русский провинциальный Данте встречает московских Вергилия и Стация — проводников в Ад на «майбахе»…

И всё-таки не могу не отметить, что оторваться от тяжелой затхлой атмосферы книги невозможно. «Земля», если отбросить все ее недостатки, — мощнейший союз Эроса, Танатоса, Фобоса и Деймоса. Но и читатель ее особый: не обязательно как героиня Эвелина-Алина, конечно, но тоже очарованный умиранием. Помните, в нулевых были такие готы, эмо и прочие неформалы? Подросшее поколение депрессивных 90-х носило черное, ходило на кладбище, бесконечно курило и возводило смерть и ужас на пьедестал, таким образом справляясь со страхами. Мне кажется, не случайно Елизаров избрал временем повестования именно этот период посмертия после страшной агонии конца 20-го века.

Узнавание со мной случилось еще на одном моменте: главный герой Кротышев вышел невнятным, ведомым и бесхребетным. Более того — не способным самостоятельно мыслить, а лишь воровать чужие фразы и манеры: от своего брата, девушки, из ЖЖ… Да и сам Елизаров привнес в «Землю» множество осколков чужих знаний, мыслей и произведений искусства.

Рисует ли Елизаров портрет персонажа нашего времени, больше приспособленного к смерти, чем к жизни? Вполне может быть. Вот такая вышла странная история о маленьком человеке, за которого всё решили другие.

Спойлер! Многие считают обрыв повествования заделом на продолжение, есть мнение, что книга — только начало цикла. Но сам Елизаров говорит о том, что роман окончен: он намеренно замедляет время, чтобы в конце остановить насовсем.

Отдельно стоит отменить обложку серии и «Земли» в отдельности: в ней используется иллюстрация Тани Миллер «Mementum More»: большая рыба с часами, пожирающая людей, и это прекрасно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.