яна вагнер

Яна Вагнер «Вонгозеро», «Живые люди». Обзор дилогии.

Яна Вагнер вонзозеро читать скачать бесплатно

живые люди яна вагнер скачать читать отзывы эпидемия сериал

Страну пожирает эпидемия, Москва вымирает, помощи нет. Необычная компания из обычных людей спасается бегством, похватав самое необходимое. Им предстоит выжить не только на пути к желанной цели — маленькому домику посреди озера, но и попытаться не сойти с ума в душной тесноте взаимного недоверия.

Минусы:

— Тяжеловесные словесные конструкции буквально с первого предложения. Поначалу стиль Вагнер пугает и даже слегка раздражает, но стоит приноровится к чудовищным, в целый абзац предложениям, которые поначалу перечитываешь по нескольку раз, чтобы уловить смысл, и тогда уже несешься, как по волнам, отдаешься тягучему тревожному ритму и целиком погружаешься в атмосферу надвигающейся катастрофы.

— В этой истории мне не хватило масштабности. Часто всплывали вопросы: чем заняты власти? Неужели никого в мире не волнует судьба целой страны? И, конечно, чем в итоге завершилась эпидемия? Как выбралось из кризиса общество, на протяжении двух романов показанное как вымершее или озверевшее? Из текста можно выудить крупицы ответов, но полной картины в моей голове не сложилось. Кто-то из критиков вообще обвиняет Вагнер в недостоверности, видимо, тоже из-за нехватки деталей. Но всё же не следует забывать, что эта история — не роман-катастрофа, а скорее камерная драма о людях, запертых в замкнутом пространстве автомобилей (road history на фоне зимних пейзажей в духе «Фарго»), а затем и крохотного охотничьего домика.

— Совершенно безвольная героиня Аня, глазами которой мы видим происходящее. Понятно, что обычная женщина, не знавшая экстремальных условий, привыкшая к тихой загородной жизни, а тут тебе смерть, безумная гонка, голод… Она изначально выбрала роль пассивного наблюдателя, постоянно паникующего, истеричного, рефлексирующего по поводу неприятной компании, в которой она оказалась. Аня не решает проблемы, в лучшем случае беззвучно ноет и ждет, что решат за нее, оттого превращается практически в ребенка для своего мужа («бессловесную морскую свинку») и даже конкурирует за его внимание с маленьким сыном. Ну а в худшем — создает проблемы сама. Именно главная героиня вызывает у многих читателей отторжение настолько сильное, что они без всяких сомнений откладывают книгу, не дочитав до конца.

«Редкий талант у этой женщины — никому не нравиться».

В «Живых людях» ее нытье усугубляется, и история вертится уже вокруг бесконечных женских истерик и попыток бедняги Сергея успокоить свою вышедшую из-под контроля жену. Другие же персонажи начинают походить на манекенов, сложенных в кучу ради массовки.

Плюсы:

— История захватывает с первой секунды. Я буквально не могла спать, пока не прочитаю главу до конца, засиживалась до поздней ночи, читала залпом, боясь, что без меня герои точно погибнут.

— Вагнер умеет нагонять саспенс с первой и до последней строки. Умело подобранные динамика и ритм подбрасывают читателя на кочках то вверх, то вниз, захватывая всё внимание.

— Если в детализации окружения текст подкачал, то в психологическом и эмоциональном плане сделан мастерски. «Живые люди» действительно получились живыми, неидеальными. Здорово созданы мини-конфликты между персонажами на фоне глобальной беды: герои, словно шары в бильярде, постоянно сталкиваются и рикошетят, а ты с видом знатока наблюдаешь за происходящим на зеленом сукне, не в силах отвести глаз и, конечно, размышляешь о том, как бы ты себя повел в подобной ситуации. Возможно, ничем не лучше истеричной Ани.

— В претензиях к книге значится: «слишком реалистично». Потому что описанные события действительно могут произойти. Бактерии становятся невосприимчивы к антибиотикам, вирусы мутируют, а отказ от прививок может вернуть в мир давно забытые ужасные заболевания; в какой части света это случится, не важно: благодаря свободе передвижения зараза разнесется по миру почти мгновенно. Так что читать о таком страшно, но страшнее жить в наивном неведении. И совершенно правдиво, что в доведенных до отчаяния людях очень быстро исчезнет всё человеческое: мораль, сострадание, подчинение закону — но хочется верить, что не во всех.

Итог:

читать, если любите глубокий психологизм, дорожные истории, камерные драмы и просто хотите потрепать нервишки в сезон простуд.

Избранные цитаты:

Кто придумал это правило — жить окном — в окно, дверью — в дверь, кто решил, что так безопаснее — как будто люди, такие же, как ты, живущие рядом, не превращаются в злейших твоих врагов, если у тебя есть что-то, что им действительно очень нужно.

Ты хороший человек. Слышишь? Ты хороший. Просто мы теперь действительно как в тире, наверное. Вся эта дорога, вся эта планета сейчас как один огромный чертов тир.

Самое ужасное было то, что мы оба — и я, и человек, просивший меня о помощи, знали, что я права, что я имею право отказать ему, и поэтому мне хватило одной фразы, чтобы заставить его замолчать, поэтому он не настаивал и сразу ушел; но то, что мы оба знали это, не отменяло того, как гадко, как невыносимо скверно я себя чувствовала, и никакая логика не могла этого исправить.

… а теперь я закрою глаза, и все это исчезнет — дорога, опасности, поджидающие нас за каждым поворотом, и эти чужие, едва знакомые мне люди — сколько волнений подряд может вынести человек, сколько раз у него екнет сердце, собьется дыхание до момента, пока ему не станет все равно и все, происходящие вокруг него, не превратиться в бессмысленные, полуреальные декорации?

Мы — всего лишь крошечные, невидимые точки, отбившиеся от дома муравьи, упорно, медленно ползущие назад, к своему разрушенному, обваленному муравейнику, который даже не заметил пропажи. Мы не нужны своему муравейнику: дойдем мы или нет — ему безразлично. Пройдет время — и он исторгнет новых солдат и рабочих, строителей и нянек, залечит зияющие проломы и восстановит крышу. С нами или без нас, позже или раньше — он сделает это; мы не нужны ему, это он нужен нам. Нам не справиться без него.

Когда не знаешь, что делать дальше, делай что должно, и будь что будет. Жаль, я не помню, кто это сказал.

Тревожно следя за его счастьем, я не заметила, как на самом деле стала тем, кем собиралась только притвориться, — беззубым, бессильным, бесполезным существом, от которого здесь, на острове, ему было не больше пользы, чем от жалкой бессловесной морской свинки.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.